BDSM в России - БДСМ Библиотека, эротические рассказы
Мобильная версия

Запрещено для детей! Данный сайт не предназначен для просмотра лицами, не достигшими 18 лет. Если Вам нет 18 лет - мы просим Вас немедленно покинуть сайт. Оставаясь на страницах сайта - Вы подтверждаете, что Вам 18 лет и более.

BDSM в России  /  Библиотека



Версия для печати

В разделе БДСМ Библиотека представлена коллекция разнообразной литературы на тему БДСМ, фетиш и околотематических направлений, эротические и БДСМ рассказы. Материалы этого раздела представлены исключительно в ознакомительных целях. Все авторские права сохраняются за правообладателем. Любое коммерческое и иное использование, кроме предварительного ознакомления запрещено. Если, после предварительного ознакомления, Вам понравилось какое-либо произведение - Вы можете приобрести его по приведенным ссылкам.

Рассказы

В этой рубрике опубликовано большое количество БДСМ Рассказов и BDSM Историй различных направлений и жанров.
Если вы являетесь автором и желаете добавить свой БДСМ Рассказ или историю в нашу библиотеку - свяжитесь с нами через форму обратной связи или воспользуйтесь контактами на главной странице сайта. Мы будем рады новым авторам!
ВНИМАНИЕ! В отдельных рассказах могут присутствовать элементы жестокости и не принятия принципа БРД (Безопасность, Разумность, Добровольность), они не являются чистым БДСМ, а, в некоторых случаях, и вообще не относятся к БДСМ! Автор рассказа, просто выразил, таким образом, свои тайные эротические фантазии и ни коим образом не призывает к воплощению данных действий в жизни! Следует ВСЕГДА различать и осознавать где начинаются фантазии и где реальная жизнь.

ZIP Арсений Кандалин - Равноценная подмена

Автор: Зак

Перевод с английского : Арсений Кандалин

- Миранда, привет! Это – я, Эми.

- Я не желаю с тобой разговаривать…

- Подожди, не клади трубку! Пожалуйста! – умоляла Эми.

- Ну что тебе еще нужно? – почти зашипела в трубку Миранда.

- Я звоню, чтобы извиниться за то, что сказала тогда, - Эми попробовала добавить в свои слова нотки раскаяния.

- Хорошо, я принимаю твои извинения, - Миранда все еще оставалась подозрительной. – Это все, о чем ты мне хотела сказать? Учти, никаких денег ты от меня не получишь.

- Я и не собираюсь тебя просить о чем-то. Я звоню, чтобы пригласить тебя на вечеринку. В нашей компании появился новый парень. Я ему описала тебя. Он очень хочет с тобой познакомиться.

- О-о? – этой заботы со стороны ветреной сестры оказалось достаточно, чтобы окончательно растопить лед недоверия у Миранды. – У него есть имя?

- Его зовут Хал. Я встретила его в церкви.

- Ты? Ходишь в церковь?

Это было так не похоже на Эми, которую Миранда помнила подростком. Потребовались бы просто титанические усилия, чтобы заставить ее хотя бы вспомнить о Боге.

- Я очень изменилась, Миранда. В это трудно поверить, да?

- Я попробую.

Даже Мадонна время от времени обращалась к Богу, а Эми рядом с ней была кротким ягненком.

- Так ты будешь на вечеринке? Друзья Хала тоже будут. Много. Горячие парни! Ты ведь все еще одна?

Миранда усмехнулась. Их бабушка-тиран не разрешала даже выходить в город за покупками, не то, что приводить в дом каких-либо друзей. Проживание с нею сделало невозможной какую бы то ни было светскую жизнь. Нет, она имеет все права на эти деньги.

- Когда вечеринка? Я собираюсь отправиться в круиз на следующей неделе. И еще хочу сделать миллион разных дел.

- В пятницу, послезавтра, что-то около девяти. Ты будешь?

- Да, думаю, я сумею выкроить для этого какое-то время.

- Ты – чудо. Вечеринка у Хала, - Эми назвала адрес и объяснила, как доехать до места. – Пока, Миранда! Встретимся в пятницу.

Эми неуклюже положила туго связанными спереди руками трубку и повернулась к Халу, дышавшему ей в затылок:

- Все в порядке – кажется, сработало. Она будет там. Теперь ты меня развяжешь?

***

Был приятный майский вечер, когда Миранда покинула ферму, на которой жила, и направилась на вечеринку Эми. Только сейчас, когда ее автомобиль затрясся по проселочной дороге, до нее окончательно дошло, что она навсегда избавилась от опеки этой старухи-тирана, которая руководила жизнью внучки весь прошедший год. И тут Миранда почувствовала невероятное облегчение. Бабушка, прежде чем оставить этот мир, была очень здоровой женщиной, настолько, насколько это вообще возможно в ее семьдесят пять лет. Во всяком случае, достаточно здоровой, чтобы самой стирать свои оконные занавески, чистить собственные туалеты, дергать сорняки, пропалывая собственные грядки, убираться в доме и мыть полы. Если бы… Если бы не наличие рабыни-внучки, которая делала это все за нее. Миранда сбежала бы с бабушкиной фермы в конце первой же недели своего пребывания там. Но хитрая бабушка намерено проговорилась о своем завещании в пользу внучки и о том, какие деньги в нем упоминаются.

После этого любая жалоба со стороны Миранды, любая попытка неповиновения или (Боже упаси!) бунта моментально пресекались слишком очевидными намеками о том, что завещание может быть в любой момент изменено. Шли месяцы, она исполняла все прихоти бабушки-тирана и не заметила, как сделалась безропотной рабыней. Миранду передергивало всякий раз, когда она вспоминала, какие унижения ей приходилось терпеть ради бабушкиных денег. Она даже позволяла этой старушке-тирану шлепать ее по голым ягодицам щеткой для волос, словно Миранда была непослушным ребенком. «Я заработала эти деньги», - в который раз оправдывала свои недавние унижения Миранда.

Путь девушки лежал через Биксби – маленький городок в шести милях от ее фермы. Здесь и была похоронена ее бабушка, на кладбище местной церкви, той самой, которую сама же и посещала всю свою жизнь. Миранда отметила про себя, что единственный раз, когда она была в этом городке, как раз и были похороны бабушки. «Старая сука до самого последнего момента думала, что поимела меня», - бормотала Миранда, глядя на дорогу. «Интересно, чтобы она сделала, если бы я заболела? Скорее всего, я сама себе бы была доктором, зализывала бы, будто собака, собственные болячки». Но при воспоминании об унаследованных от бабушки деньгах она улыбнулась: «Они стоили всех этих мучений и унижений».

Не прошло и часа, как Миранда оказалась в Линкольне, отыскала дом Хала и припарковала перед ним старый бабушкин «бьюик». Она была довольна уже тем, что находилась вдали от мест, которые за все время ее добровольного рабства стали ей просто ненавистны. Девушка осторожно поднялась по подгнившим ступенькам и постучалась в дверь. Было заметно, что хозяин не утруждал себя заботой о внешнем виде дома и прилегающей к нему территории.

Дверь открыла Эми.

- Миранда! – она бросилась на шею сестре и обняла ее. – Я так рада тебя видеть! Как здорово, что ты приехала!

Эми закрыла за Мирандой дверь.

- Хал внизу.

Эми потянула Миранду за собой, и они оказались в грязной и вонючей кухне. Эми открыла дверь в подвал и показала на деревянные ступени, ведущие вниз, в темноту. Жуткие низы тяжелого рока катились из подвала вверх по лестнице.

- Вечеринка там. Хал оборудовал подвал, до этого очередь еще не дошла, - Эми обвела рукой заваленную грязной посудой кухню. – Ты спускайся вниз, а мне надо еще кое-что здесь доделать.

Осторожно ступая туфлями на высоких «шпильках» по ступенькам грязной лестницы, Миранда пыталась отмести сомнения, навалившиеся на нее. «Если Хал оборудовал подвал, то почему до этой лестницы у него руки не дошли?» - думала она. Тусклый свет был единственным, что еще как-то освещало ей дорогу. Она достигла основания лестницы и сделала несколько шагов по песчаному основанию подвала. «Шпильки» вязли в песке, да и свет из двери в кухни совсем пропал, так как Эми закрыла за собой дверь и тоже стала спускаться вниз по ступенькам.

- Эми, что происходит в этом аду? – попробовала перекричать грохот музыки Миранда. – Почему здесь так темно? Где все? Ох-х!

Миранда охнула от неожиданности, почувствовав, что кто-то крепко обхватил ее за талию. Она попыталась освободиться, но с прижатыми к бокам руками сделать это оказалось невозможно. Неведомая сила оторвала ее от пола, перевернула на бок и хлопнула о матрац, лежавший на полу. Она попробовала встать, но чье-то тяжелое тело основательно придавило ее к матрацу. Она еще бесполезно извивалась под тяжестью этого тела, когда почувствовала, что Эми оказалась рядом и обернула шею Миранды чем-то тяжелым, холодным и железным. Потом послышался щелчок запираемого замка.

- Она – твоя! – победно закричала Эми – Вставай, Хал.

Подвал осветился холодным светом люминесцентных ламп светильников, подвешенных к деревянным балкам. Ужасная музыка замолкла, и наступила тишина.

Постепенно Миранда смогла открыть зажмуренные от вспыхнувшего света глаза. Она обнаружила себя сидящей на полу на матраце. Вокруг ее шеи была обернута и заперта на замок тяжелая цепь. Другой конец цепи был обернут и заперт другим замком вокруг металлического столба-подпорки в центре совершенно голого подвального помещения.

- Что все это значит, Эми? Ты с ума сошла! – Миранда схватилась за цепь вокруг шеи..

- Только от мысли о деньгах, полученных тобою от покойной бабушки, - усмехнулась Эми. – А это Хал. Тебе еще представится возможность узнать его очень хорошо. Хал, поздоровайся.

- Привет!

Перед Мирандой, уже поднявшейся на ноги, стоял Хал. Девушка с ненавистью посмотрела на третье лицо, находившееся в подвале. В Хале было приблизительно шесть футов, мускулы его сильного тела еще сильнее подчеркивались обтягивавшими их черными джинсами и такой же черной рубашкой. Его длинные, грязные белокурые волосы были зачесаны назад и собраны в хвост на затылке, подобно тому, как это делали хиппи, которых Миранда видела в кадрах кинохроники о фестивале «Вудсток», или современные байкеры.

Она презрительно смерила Хала взглядом и снова повернулась к Эми.

- Вы думаете, что делаете? Это – похищение! За это дают хороший срок! Я упеку вас обоих за решетку! Лучше отпустите меня сейчас!

- Твои угрозы меня не очень впечатляют, Миранда, - засмеялась Эми. – Неужели ты не предполагаешь, что я собираюсь сделать? Я не могу изменить завещание нашей бабушки, я сама стану ее наследницей. Вместо тебя.

- Ты точно сошла с ума, сука! У тебя ничего не выйдет, а вот проблем не оберешься!

Эми достала из валявшейся неподалеку сумочки Миранды бумажник и вынула из него водительские права.

- Итак, посмотрим. «Миранда Джонсон. Рост – 5 футов 4 дюйма». Это мой рост. «Цвет волос – каштановый». Но это мои волосы! «Цвет глаз – серый». И у меня тоже. «Вес – 110 фунтов». Это, наверное, когда ты была еще в школе. «Год рождения – 1981-ый». А у меня – 1980-ый. Ну, это – рядом. Согласись, мы очень похожи.

- Только не для тех, кто нас знает!

- О ком ты? Наш единственный живой родственник дядя Боб? Да он ни разу за последние пятнадцать лет не высовывался из своей Южной Америки. Старые друзья семейства? О-о! Это было так давно, что их просто не осталось.

- Но наши школьные друзья! Они-то нас знали, и они – есть!

- Например, кто? – Эми перешла на фальцет, передразнивая голос Миранды. – «О-о! Вы, конечно, помните меня? Я – Миранда Джонсон. Да, я знаю, я сейчас посимпатичней, чем была в школе. Я, наконец, сделала себе пластическую операцию, о которой столько мечтала! Кто? Эми? Нет, я давно не видела ее. Она куда-то пропала сразу после школы. Она всегда была такой ветреной! И всегда считала себя красавицей». Ну, кто из нас красивее, Миранда? Помнишь, когда мы учились в последней школе, нас часто спрашивали, не близнецы ли мы? Да я не знаю ни одного твоего друга, который был бы к тебе близок настолько, что смог бы определить, где ты, а где – я.

- А как же Хал? Он-то понимает, во что ты его впутала? Благодаря тебе он может пожизненно засесть за решетку. Что он со всего этого поимеет?

- Деньги! Конечно, деньги! Как только я вступлю во владение наследством, он получит свою долю. Но самое главное – он получает тебя. Уже сейчас. У Хала есть маленький пунктик: он очень любит связывать девочек. И у него есть проблема: далеко и далеко не всем девочкам, каких мечтает связать Хал, нравится быть связанными. Но теперь эта проблема для него решена. У него теперь есть очень сексуальная живая эротическая игрушка – ты, Миранда. Эй! Вот и подходящее для тебя имя! Теперь я – Миранда, а ты – не Эми, ты - Той1.

Миранда натянула и отпустила цепь вокруг шеи. Лицо ее давно уже поменяло выражение. Оно было испуганным, так как девушка, наконец, осознала, насколько беспомощной она оказалась.

- Эми, не делай этого! – взмолилась она. – Мы же сестры! Пожалуйста, отпусти меня! Я дам тебе часть бабушкиных денег.

- Часть? Ах ты, сука! Мне нужны все деньги! Да если бы мы не были сестрами, тебя бы уже не было в живых, - Эми поднесла к лицу руку и посмотрела на часы. – Я должна вернуться на ферму. Надо еще много чего сделать. Раздевайся. Мне нужна твоя одежда.

- Что? Ни за что!

- Хал, убеди Той, что она должна делать все, что я требую от нее.

- Не понял.

- Ударь ее, - вздохнула Эми. – Только не очень сильно.

- О-о! Понял! – обрадовался Хал.

Он сделал обманный финт левой в сторону лица Миранды, а правой в этот момент ударил девушку в живот. Та повалилась на матрац, сжавшись в комок и хватая ртом воздух.

Эми наблюдала за извивающейся на матраце Мирандой, терпеливо дожидаясь, когда та придет в себя настолько, чтобы могла воспринимать свою сестру дальше.

- Видишь, Той? Мы можем делать с тобой все, что пожелаем. Теперь раздевайся!

Миранда подползла к Эми и обняла ее за ноги:

- Эми, пожалуйста!...

- Хал!... – приказала Эми.

Тот занес кулак над лежащей в ногах у Эми сестры.

- Нет! Не надо!

На Миранде была синяя шелковая блузка без рукавов и кожаная мини-юбка черного цвета. Девушка села на пятки, расстегнула молнию на юбке, затем пересела на ягодицы и стянула юбку через ноги, одновременно сбросив туфли. Она так боялась, что Хал ее может ударить, что не стала расстегивать пуговицы на блузке, а стянула ее через голову. Блузка оказалась на цепи, удерживавшей Миранду за шею.

Эми терпеливо сняла блузку с цепи, подняла юбку и туфли и пошла к лестнице.

- У меня – все, Хал. Теперь она вся твоя.

Эми поднялась в спальню и переоделась в одежду Миранды.

Когда она вновь спустилась в подвал, Хал стянул с Миранды все остальное. На полу валялись предметы нижнего белья. Сама Миранда была совершенно голой и лежала на матраце вниз лицом. Ее запястья и локти были стянуты за спиной белой хлопковой веревкой, а Хал соединял веревкой связанные лодыжки с запястьями. Он заканчивал последний узел.

- Прикинь, она не знает, как это – «связать «кабанчиком»». Ты можешь в это поверить, Эми? – произнес он, поднимаясь с пола и вытирая со лба пот.

- Я уверена, Хал, что Той, благодаря тебе, предстоит узнать еще много интересных и захватывающих вещей, - она взяла его за плечи. – А сейчас запоминай. Некоторое время все будет оставаться по-старому. Не бросай свою работу и не делай других глупостей вроде этой. Понимаешь?

- Да, но зачем работать, если мы теперь богаты? Я терпеть не могу рано вставать.

- Еще раз объясняю, - Эми смотрела Халу в глаза и терпеливо втолковывала. – Я пока что не получила этих денег. Ты получишь свою долю, но это потребует какого-то времени, - она вздохнула. – Только делай, как я тебе говорю, и все будет хорошо. Не пытайся искать встречи со мной. Если мне потребуется твоя помощь, или я получу деньги, я оставлю для тебя сообщение в твоей конторе.

- Хорошо, Эми, - Халу было легче, когда за него кто-то другой принимал решения.

Эми подошла к матрацу и, усмехнулась, слегка ткнув в бок острым носком туфельки связанную в неудобной позе сестру.

- Не забывай время от времени кормить и поить Той. И не держи ее все время связанной. Надо давать возможность циркулировать крови. Если, конечно, ты не хочешь сломать свою новую игрушку.

- Да я обзавелся тут какими-то наручниками. Буду надевать на нее, когда буду уходить на работу.

- Прекрасно, думаю, она оценит твою заботу. Ну, развлекайтесь, ребята. До свидания.

Эми поднялась из подвала, вышла из дома и некоторое время постояла под уличным фонарем.

«Смотрите все! – бормотала она себе под нос, успокаивая саму себя. – Я – Миранда. И я уезжаю. И это не я сижу на цепи в подвале этого дома. Смотрите на меня все, запоминайте, так, как будто ничего особенного не произошло в недавнее время по соседству с вашими уютными гнездышками, и это именно я выходила из этого дома».

Она порылась в кошельке Миранды в поисках ключа от машины, забралась в 91-й «бьюик» бабушки, отметив про себя, что одометр показывал только 36 000 миль. Бабушка не любила уезжать далеко от дома.

Когда Эми добралась до фермы, то первым делом решила выяснить, о каком круизе упоминала Миранда. Искала она недолго. В гардеробе Миранды, в большом конверте лежали паспорт и путевка в круиз.

Эми внимательно изучила паспорт, круизную карту. Особое впечатление на нее произвела стоимость путевки. Это была не какая-нибудь неделя на Багамах. Круиз должен был начинаться в Греции, куда она должна была добраться чартерным авиарейсом Омаха – Афины. Большое современное круизное судно целый месяц будет болтаться по Средиземноморью, а когда лето в Европе будет в самом разгаре, оно протиснется через Гибралтар и пойдет вдоль побережья Испании, Португалии и Франции. И, наконец, когда жара доберется до севера Европы, судно бросит якорь на рейде Стокгольма. Оттуда Миранда планировала вернуться назад, в Омаху. Была еще одна особенность у этого круиза. Это был круиз «любовных приключений для одиноких сердец». Миранда планировала с лихвой восполнить потерянное на бабушкиных грядках время.

Эми порылась в бумагах и нашла письма к Миранде от бабушкиных адвоката и бухгалтера. В своих ответах, копии которых были тут же среди бумаг, Миранда упомянула, что она будет далеко в круизе, и давала свои распоряжения им на время ее отсутствия. В письмах описывалось материальное состояние бабушкиного наследства. В дополнение к более чем двум миллионам долларам в акциях и векселях были еще тысячи акров главных сельхозугодий в штате Небраска. Кроме нескольких акров вокруг дома бабушки, все остальные земли были сданы в аренду, и только в прошлом году доход с них исчислялся в двести тысяч долларов. Эми тихо свистнула. Неудивительно, что Миранда так долго сносила прихоти бабушки-тирана.

Эми решила отправиться в круиз. Было бы подозрительно не сделать этого, после того, как Миранда посвятила всех в свои планы. Кроме того, билет был с закрытой датой, и Эми не хотелось терять столько денег от его возврата и возврата путевки. «Я тоже потеряла некоторое время, восполнить которое имею все основания», - подумала она и вспомнила, каких трудов ей стоило охмурить Хала и сделать его своим сообщником в претворении ее планов. Хал был жутким любителем женщин, но при этом не имел никакого представления о том, как удовлетворять этих женщин. Он желал получать удовольствие только сам. И этот его пунктик со связыванием… По телу Эми пробежала нервная дрожь при воспоминании о том времени, что она провела связанной веревками по рукам и ногам. Ее лодыжки и запястья все еще хранили память о тугих веревках. Хал желал ее только в таком виде, и Эми боялась, что однажды он забудет ее освободить, получив удовольствие.

Ранним утром следующего дня Эми начала грандиозную уборку. Ей необходимо было стереть все следы пребывания Миранды в этом доме, чтобы ни у кого не возникало и тени сомнения относительно того, с кем жила бабушка в этом доме. После тщательного мытья полов и работы пылесосом, она сантиметр за сантиметром облазила весь дом и тщательно протерла все, к чему могла прикасаться рука Миранды: бутылки и канистры в кладовой, баночки и коробочки с бабушкиными лекарствами в ванной, инструменты в гараже. Единственные отпечатки, которые должны были нести на себе эти предметы, это отпечатки ее пальцев – пальцев Эми. Единственное место в этом доме, о котором она не беспокоилась, был подвал, набитый барахлом, оставшимся от дедушки, умершего больше двадцати лет назад. После нескольких дней изнурительного труда у Эми окончательно исчезли какие-либо сомнения относительно того, есть ли в этом доме чьи-либо еще следы, кроме ее. «Интересно, остаются ли отпечатки пальцев на столбах и перекладинах забора, - подумала она. – Но это уже похоже на шизофренический бред».

Последним этапом стало упаковывание вещей в дорогу. Она внимательно перебрала гардероб Миранды – теперь ее гардероб – и остановила свой выбор на нескольких предметах одежды. У ее сестры был хороший вкус. Это были вещи из хорошего материала, все новые и дорогие. Эми свитер от Ива Сен-Лорана и примерила его. Он был хорош на ней.

Она тщательно упаковала все, что ей, по ее мнению могло пригодиться в дороге в дорожную сумку от Гуччи. Ранним утром следующего дня к воротам фермы подкатил лимузин, чтобы отвезти ее в аэропорт. Круиз начался.

***

Эми предъявила свой паспорт агенту в окошечке пункта таможенного досмотра. Перелет назад в Омаху был утомительным. Позади были тысячи морских и воздушных миль фантастического круиза. Она не замечала ничего необычного до тех пор, пока по обе стороны от нее не возникли еще два агента.

- Есть несколько вопросов, мисс Джонсон, - обратился агент в окошечке к Эми. - Пожалуйста, проследуйте за этими офицерами.

Эми была слегка встревожена. Она не ввозила с собой никакой контрабанды. Кроме того, она прибыла из Швеции, а не из Марокко или еще какой-нибудь страны Северной Африки или Ближнего Востока. Она в сопровождении двух агентов иммиграционной службы проследовала вниз к потайной двери и вошла в маленькую комнатку. Агенты, сопровождавшие ее, остались за дверью. Внутри находились мужчина и женщина. Им было около сорока, и на обоих были костюмы из дешевого серого габардина.

- Вас звать Миранда Джонсон? – спросила женщина.

- Да, а в чем дело?

Женщина показала полицейский жетон.

- Я – сержант Шелленбергер, полиция аэропорта. Это, - показала она на мужчину. – Помощник шерифа Роджерс, графство Кайова.

Эми начала волноваться. Бабушкина ферма находилась в графстве Кайова.

Помощник шерифа достал какую-то бумагу из кармана пиджака.

- Миранда-Луиза Джонсон, это ордер на ваш арест за убийство первой степени Этель Джонсон. Вы имеете право хранить молчание…

Сознание Эми помутилось, словно от удара. Она не слышала остальную часть фразу, которую не раз слышала в детективных фильмах. Как в тумане она видела, что помощник шерифа Роджерс достает наручники, и заведя ее руки за спину, защелкивает их на ее руках, ее заталкивают на заднее сиденье патрульного автомобиля и везут в графство Кайову. Адекватно оценивать обстановку она начала только тогда, когда надзирательница привела ее в комнату для допросов. Это была тюрьма графства, и на Эми была роба заключенной апельсинового цвета. Волосы еще хранили влагу после душа, который ее заставили принять.

Помощник шерифа Роджерс и еще какой-то офицер уже ожидали ее.

- Итак, Миранда, я полагаю, Вы удивлены и хотели бы знать, как нам удалось выяснить, что это Ваша бабушка была убита Вами же, а не умерла своей смертью? – обратился к ней Роджерс.

- Я ничего вам не скажу, пока не встречусь с моим адвокатом, - ответила Эмми.

- Конечно, это – Ваше право. Так или иначе, но нам от Вас больше уже ничего не требуется. Никаких пояснений. Нам достаточно вашего безразличия, чтобы лишний раз убедиться в Вашей виновности. Тела Вашей бабушки было подвергнуто эксгумации, и судмедэксперт обнаружил в нем сильнейшую передозировку сердечного препарата. Флакон с этим препаратом был усеян отпечатками ваших пальцев.

- Это еще не значит, что это сделала я.

- Мы предположили и такой поворот. Бабушка и сама могла выпить несколько лишних пилюль по ошибке. Но всякий, кого мы опрашивали среди прихожан церкви, посещавшейся Вашей бабушкой, утверждал, что она никогда бы не совершила самоубийство. Настолько она была набожна. Но решающим доводом в пользу версии убийства Вашей бабушки стал Ваш круиз. Никто не мог предположить, что такая скряга, как старуха Этель, отдаст такие деньги на какой-то круиз. Мы проверили билет на этот самый круиз. Он был приобретен за неделю до того, как Этель умерла. Чек был подписан ее именем, но не ею. Это был не ее почерк. Вы очень хитро придумали. Когда бы вы еще отправились в этот пресловутый круиз после смерти бабушки. Очень нескоро. Ведь надо было бы еще получить наследство.

Роджерс покачал головой:

- Вас погубила жадность, Миранда. Если бы Вы поделились этим наследством с дядей Бобом, он бы, довольный, так бы и не высунулся из Чили. Но когда от мамочки ему не перепало ни куска, он рассвирепел, прилетел сюда и поднял невероятную суету, требуя эксгумации тела матери и проведения дополнительной экспертизы. Мы согласились, главным образом для того, чтобы он успокоился. И были удивлены, узнав, что Этель отравлена.

Эмми повалилась на стол и забилась в истерике. Надзирательница увела ее назад в камеру.

На следующий день Эмми консультировалась с адвокатом. У него не было для нее ничего утешительного.

- Я внимательно изучил Ваше дело, мисс Джонсон. Мой Вам совет – признайте себя виновной. Если бы я был обвинителем, то настаивал бы в отношении Вас на смертной казни. Этого требуют местные законы. Здесь нет даже смягчающих обстоятельств.

У Эмми больше не оставалось выбора и она решилась:

- Я бы снова хотела встретиться с помощником шерифа Роджерсом.

Прошло немного времени, и они снова встретились в уже знакомой комнате для допросов.

- Вы хотели видеть меня, Миранда? – вежливо спросил Роджерс.

- Да. Только я не Миранда. Я – ее сестра Эмми.

- Правда? – недоверчиво ответил Роджерс. – как же могла произойти такая путаница? Если Вы – не Миранда, то где же она?

- После того, как Миранда унаследовала от бабушки все состояние, я похитила ее, чтобы занять ее место. Она у моего бывшего дружка. Он держит ее в подвале на цепи, в линкольне.

Эмми назвала помощнику шерифа адрес.

- Очень интересно. Мы проверим Ваши слова.

Несколькими часами позже они вновь встретились.

- Хорошая попытка, Миранда…

- Я – Эмми! Разве Миранды не было в доме? Она – там! Была там!

- Нет никакого дома. Пару месяцев назад он сгорел до основания. Это был явный поджог. Полиция Линкольна предполагала, что там находилась лаборатория по производству наркотиков. Но они опоздали. Никаких останков они не обнаружили. И никакой цепи тоже. Владелец дома сказал, что сдавал этот дом в аренду некоему Джону Смиту за наличные деньги, но никак не мог вспомнить, как выглядел этот самый Смит. Удача отвернулась от Вас, Миранда.

***

Миранда сидела на полу старого трейлера, навечно припаркованного в пятнадцати милях к юго-востоку от Пуэбло в штате Колорадо. Она не могла встать на ноги: прежде чем уйти на работу, Хал всегда уменьшал длину цепи, один конец которой был обернут и заперт на замок вокруг ее шеи, а другой удерживался другим замком на раме трейлера. Хал боялся, что кто-нибудь увидит ее через окно, но она не понимала его обеспокоенности, ведь трейлер находился в двух милях от самой ближней дороги, и ближе никто и никогда не подъезжал. Но она научилась не спорить.

Она мысленно возвращалась к тому дню, когда уже неделю находилась в заключении в подвале. Она сидела на матраце, положив руки, закованные в наручники вокруг стальной опоры, на колени. Трудно было сказать, какое это было время суток, когда Хал открыл дверь в подвал и в панике сбежал вниз. На нем все еще была рабочая одежда, пропахшая древесной смолой. Он перековал ее руки позади ее спины и открыл замок на конце цепи, который был обернут вокруг опоры. Он дернул за этот конец цепи, заставляя Миранду встать, со словами:

- Двигайся, нам надо бежать отсюда!

- Что случилось?

- Я задолжал тут одним торговцам наркотиками много денег, и они приехали, чтобы найти меня. Я отошел, чтобы помочиться, и увидел их. Они меня, кажется, не заметили. Но скоро они будут здесь.

Он потащил Миранду вверх по лестнице, используя цепь в качестве поводка. Как только они оказались на кухне, Хал заставил ее сесть на пол, прижать согнутые колени к груди, пятки – к ягодицам, и обвязал Миранду, стянув ее хлопковой веревкой. Затем забил в ее рот кляп и затолкал связанную девушку в картонную коробку из-под телевизора. Заклеив коробку скотчем, он вынес ее во двор и погрузил в кузов старенького форда-пикапа.

Для Миранды это было началом испытаний, продолжавшихся на протяжении многих часов. Она была уже в бессознательном состоянии, когда Хал, наконец, занес коробку со связанной Мирандой внутри в какую-то запущенную комнату мотеля в предместьях Стерлинга в штате Колорадо. Это была их первая остановка после поспешного бегства. В течение нескольких недель они колесили по штатам Канзасу, Вайомингу, прежде чем вернулись в Колорадо, но уже в Пуэбло.

Из воспоминаний в реальность ее вернул Хал, который неожиданно вошел в трейлер, впустив за собой поток морозного воздуха. На полу отпечатались снежные следы от его ботинок.

- Привет, Той! Это – я. Как ты? – он открыл замок, удерживавший цепь у пола, и снял с Миранды наручники. Она, пошатываясь, поднялась на ноги и направилась в туалет, волоча за собой гремевшую по цепь.

Хал ожидал Миранду на кухне. Он сунул ей под нос свернутую газету и, тыча пальцем в небольшую заметку, спросил:

- Я что-то туго соображаю. Может, ты мне объяснишь, что это значит?

Миранда внимательно прочитала коротенькую, форматом со спичечный коробок, статью, в которой говорилось, что в Кайове к пожизненному заключению приговорена 22-летняя Миранда Луиза Джонсон за убийство своей 75-летней бабушки Этель Джонсон.

- Это значит, что Эми проведет всю оставшуюся жизнь в тюрьме, - ответила ему Миранда.

- Если она в тюрьме, как же она отдаст причитающиеся мне деньги? – тяжело ворочал извилинами Хал.

- Эмми никаких денег теперь не получит. Нельзя получить наследство от того, кого ты убил. Наверное, эти деньги достанутся дяде Бобу.

- Черт! А я уже истратил всю имевшуюся у меня наличность. Ну, по крайней мере тебя, Той, я со всего этого поимел.

Хал подал Миранде журнал. На его глянцевой фотообложке была изображена обнаженная девушка восточной внешности, скорее всего японка, тело которой было стянуто множеством витков тонкой веревки, вдавившейся в плоть ее тела. Связанная японка была подвешена к деревянной потолочной балке с помощью веревок, лучами расходившихся от ее беспомощного тела.

- Это – шибари – японское искусство связывания, - пояснил Хал. – Я хочу это испробовать с тобою.

Он задумчиво, как будто к чему-то примеряясь, посмотрел на потолок трейлера.

- Но мне кажется, что эта крыша может не выдержать вес твоего тела. Надо ее усилить. Этим я сейчас и займусь.

Миранда отвернулась от Хала, пряча от него слезы, слезы Эмми, катившиеся из глаз ее сестры. Она уже не задавалась вопросом, хотела бы она теперь поменяться с Эмми местами.

1 Toy – игрушка (англ.)


Дата: 2016-01-10 00:11:38  Размер: 34.5 Кб  Скачать



Поделиться книгой или рассказом:



Вернуться Список категорий
Рубрики: БДСМ бондаж BDSM рассказы Арсений Кандалин наручники


bottom_line
© 2008-2017 BDSM Россия, информационный фетиш и БДСМ портал.
Все права защищены. При использовании материалов сайта активная ссылка на сайт обязательна!
© Материалы сайта опубликованы исключительно для ознакомления без целей коммерческого использования.
Все материалы принадлежат их авторам и владельцам, и администрация не несет ответственность за их использование.
Все материалы, которые могут быть восприняты неоднозначно, являются постановочными и все модели являются совершеннолетними на момент съемок.
Работает на: Amiro CMS
Русская эротика