BDSM в России - БДСМ Библиотека, эротические рассказы
Мобильная версия

Запрещено для детей! Данный сайт не предназначен для просмотра лицами, не достигшими 18 лет. Если Вам нет 18 лет - мы просим Вас немедленно покинуть сайт. Оставаясь на страницах сайта - Вы подтверждаете, что Вам 18 лет и более.

BDSM в России  /  Библиотека



Версия для печати

В разделе БДСМ Библиотека представлена коллекция разнообразной литературы на тему БДСМ, фетиш и околотематических направлений, эротические и БДСМ рассказы. Материалы этого раздела представлены исключительно в ознакомительных целях. Все авторские права сохраняются за правообладателем. Любое коммерческое и иное использование, кроме предварительного ознакомления запрещено. Если, после предварительного ознакомления, Вам понравилось какое-либо произведение - Вы можете приобрести его по приведенным ссылкам.

Рассказы

В этой рубрике опубликовано большое количество БДСМ Рассказов и BDSM Историй различных направлений и жанров.
Если вы являетесь автором и желаете добавить свой БДСМ Рассказ или историю в нашу библиотеку - свяжитесь с нами через форму обратной связи или воспользуйтесь контактами на главной странице сайта. Мы будем рады новым авторам!
ВНИМАНИЕ! В отдельных рассказах могут присутствовать элементы жестокости и не принятия принципа БРД (Безопасность, Разумность, Добровольность), они не являются чистым БДСМ, а, в некоторых случаях, и вообще не относятся к БДСМ! Автор рассказа, просто выразил, таким образом, свои тайные эротические фантазии и ни коим образом не призывает к воплощению данных действий в жизни! Следует ВСЕГДА различать и осознавать где начинаются фантазии и где реальная жизнь.

ZIP Арсений Кандалин - Сказав "А"

Автор: Арсений Кандалин

- Разрешите?! – наполовину утвердительно, наполовину – вопросительно прозвучало с порога открывшейся в мой кабинет двери. Голос, который с момента появления его обладательницы в офисе моей фирмы заставлял на мгновение сладко замирать моё сердце, мгновенно внёс сумятицу в стройный ход моей мысли, и я не сразу смог навести в своём мозгу необходимый порядок. Я почувствовал, что ещё чуть-чуть, и около моих ушей можно будет греться. Какой-то рефлекс на уровне инстинкта заставил разогнуться мои ноги в коленях, и я вскочил.

Говорят, галантные мужчины при появлении дамы встают и не садятся до тех пор, пока она не сядет сама. Этим они, якобы, демонстрируют своё трепетное отношение к ней, готовность служить и прочую белиберду, которой набиты энциклопедии этикета. Нет, скорее всего, не осознавая этого, они демонстрируют действие рефлекса, приводящего в напряжение мышцы тела самца при появлении самки, будто говоря тем самым: «Ты мне интересна, и я готов». Видимо, этот рефлекс мгновение назад выбросил меня из кресла, которое с грохотом отодвинулось назад, к широкому окну за моей спиной, за которым открывалась панорама приморского городка с крышами домов, крытых черепицей и лесом корабельных труб, мачт и грузовых стрел на фоне тёмно-синей, почти фиолетовой, глади моря на горизонте.

- Вызывали, Арсений? – спросило очаровательное создание, стоящее в пяти метрах перед моим столом.

«Глупый вопрос! Не тебя ли я минуту назад вызвал по громкой связи в свой кабинет?» – непонятно на что злясь, подумал я, но сдержался, мысленно сосчитав до десяти.

- Да-да, Эви, конечно же… Вызывал… Прошу! – почти выпалил я, приглашающим жестом указывая на кресло напротив моего стола. Хотя я предпочёл бы, чтобы девушка напротив меня продолжала стоять. А стояла она красиво, будоража моё сознание и заставляя звенеть от возбуждения мою плоть.

Эвелина стояла передо мной чуть ли не по стойке «смирно», вытянувшись и пряча руки за спиной, словно демонстрируя красоту своей точёного тела. Вы когда-нибудь смотрели фильм «Давай займёмся любовью» с участием Ива Монтана и Мерилин Монро? Передо мной стояла девушка с фигурой Мерилин. Но только с фигурой. Всё остальное… - не Мерилин. Из-под чёлки на меня застенчиво смотрели зелёные глаза. Густые чёрные загнутые ресницы придавали им особую выразительность. И волосы, цвета старого коньяка, подстриженные и уложенные «а ля сэссон». Я часто ловил себя на мысли, что очень бы хотел поворошить эти густые, тяжёлые волосы, зарыться в них лицом, втянуть ноздрями их запах…

Эви, по всей видимости, не комплексовала в отношении своей внешности, более того, всячески подчёркивала её, облачая в такие откровенные наряды, при виде которых возникала мысль: «Лучше бы ты была совсем голой, чем надевала это!» Вот и сейчас она стояла передо мной, вызывающе красивая с совершенно не соответствующим этой внешности выражением скромности и застенчивости на лице. Длинный светло-сиреневый свитер с фактурой поверхности «лапша» обтягивал все выпуклости и вогнутости великолепной фигуры стиля 60-ых. Свитер настолько длинный, что прикрывал и верхнюю часть чуть полноватых бёдер девушки, выполняя одновременно и функцию мини-юбки, так как последней на Эвелине не было. Пространство от нижнего края свитера до туфель заполняли точёные ноги, обтянутые колготками фирмы «Dolchy», «дольчиками», как их называли в простонародье. Орнамент рисунка на этих колготках только подчёркивал соблазнительность ног Эви, выпрямленных до лёгкой выгнутости, прижатых друг к дружке коленка к коленке, пяточка к пяточке. Обуты эти произведения великого скульптора Природы были в замшевые туфли-«лодочки2 на десятисантиметровых «шпильках», заострённые носки которых, в отличие от пяточек, были слегка разведены, ровно настолько, сколько бы хватило, чтобы вставить между ними ещё одну такую туфельку. Головка Эви была кокетливо склонена на бок, будто шея, об изяществе которой можно было только догадываться из-за прикрывающего её ворота свитера, с трудом удерживает тяжесть медно-золотых волос «коньячного» цвета.

И никаких украшений! Но разве всего вышеперечисленного недостаточно? Как бы я хотел, чтобы она продолжала стоять! Но девушка, поблагодарив, села в кресло, тесно прижав друг к дружке свои красивые ноги и слегка натягивая руками на бёдра края своего свитера. «Игра в скромницу при вызывающей внешности, чёрт побери!» – выругался я про себя, стремясь скрыть свою нерешительность.

Я тоже сел, и вовремя, иначе Эвелина разглядела бы из-за моих суетливо переставляющих на столе с места на место различные предметы рук выступающий из-под брюк бугор вздыбленной плоти ниже пряжки брючного ремня.

- Эви!… Эвелина… Карловна! – наконец переборов смущение и перейдя на официальный тон, начал я. – Не буду вдаваться в подробности обстоятельств дела, но они складываются так, что необходимые расчёты по контракту с компанией «Райво и К°», а также текст контракта должны быть закончены сегодня, чтобы завтра контракт лежал на столе переговоров.

- Арсений! Но это же добрых три дня работы! – возмущённо взмолилась моя собеседница.

- Иногда стоит пострадать ради процветания фирмы.

- А компенсация за работу во внеурочное время?

- Её не будет. И вообще, Эви, - принялся увещевать я девушку. - Как ты видишь эту самую компенсацию? Сколько замечаний тебе было сделано в этом месяце за твои опоздания на работу? Или за твои долгие разговоры по служебному телефону, заметь, далеко не деловые? Как посмотрят коллеги, кстати, и твои тоже, на компенсацию, как ты выразилась, если не далее как вчера тебе был объявлен выговор.

- Арсений! Говори, что хочешь, - перешла на «ты» моя бухгалтерша, - но ровно в семнадцать ноль-ноль моя правая, - Эви выпрямила в колене свою шикарную ногу с изящно вытянутой ступнёй, обутой в туфельку, и она оказалась на уровне столешницы, - нет, левая, нога, - прежняя эволюция, но уже с левой ногой, была повторена, - будет уже на мостовой за порогом этого офиса.

Я мог уволить эту красивую нахалку, но она была первоклассным бухгалтером. Да нет, если бы только это… Проблема во мне самом. Я желал Эвелину, вожделел. Как только она появилась в фирме, я искал того или иного повода, чтобы увидеть её. Всё свободное время я думал о ней, фантазировал о ней. Она стала моей навязчивой идеей, и однажды даже приснилась мне. Приснилась в довольно странном виде и не менее странной ситуации. В этом сне был какой-то тёмный подвал, освещаемый мерцающим светом факелов. Под сводчатым потолком – дубовый блок, через который перекинута натянутая верёвка. На верёвке, подвешенная за ноги, слегка покачивается связанная девушка в деловом костюме, состоящем из блейзера, мини-юбки, чёрных колготок и чёрных же, поблёскивающих в свете факелов, лакированных туфлях на «шпильках». Я подхожу поближе и вижу, что подвешенная девушка – Эвелина. Руки Эви заведены за спину и связаны так, что запястье одной руки оказывается притянутым к локтевому суставу другой, запястье которой, в свою очередь, привязано к локтевому сгибу первой, и локти обеих рук туго перевиты верёвкой. Петля верёвки, удерживающей Эвелину вверх ногами, закреплена у неё на талии. Сама верёвка обвивает бёдра, колени, голени и лодыжки пленницы, впиваясь в плоть бёдер и икр с силой, вызванной весом Эви. Я прикасаюсь и глажу эти «батончики» плоти красивых ног между витками грубой верёвки, обтянутые капроном колготок. Они тугие и шероховатые на ощупь. Кто-то протягивает мне кнут…

И вот она сидит передо мной. Уже не во сне, а наяву. Нахально совершает своими порочно красивыми ногами в «дольчиках» какие-то пассы почти перед моим лицом. Волна гнева и негодования прилила к моему мозгу, и я выпалил:

- Мне что, привязать тебя к твоему рабочему месту? Так, что ли?

И тут с Эвелиной произошло что-то, что я совсем не мог предположить. Куда-то сразу исчезла вся её нахальная агрессия, она вся как-то сникла, руки её, до этого скрещенные на груди, распались и забегали, не находя себе места, то одергивая свитер, то хватаясь за подлокотники, то пытаясь улечься на коленях.

Я, откинувшись в кресле и покусывая колпачок авторучки, наблюдая за ней.

Предмет моего тайного желания слегка наклонился вперёд, перераспределяя вес тела, чтобы подняться из кресла. Эвелина распрямилась, вставая, и нерешительной поступью направилась к дверям из моего кабинета. На половине пути она остановилась, постояла спиной ко мне, словно обдумывая что-то. Потом, всё так же не оборачиваясь, тихо, но отчётливо произнесла:

- А ты… вы попробуйте.

- «Попробуйте» что? – я уже и забыл, что сказал в запальчивости перед этим.

- Ну… это… привяжите… - и уже быстро, но всё так же неслышно ступая по ковровому покрытию кабинета, вышла из него, неслышно прикрыв за собой дверь.

Потом был обычный день: телефонные звонки, подписи, принятие решений, короткие совещания. На последнем была и Эви. Она села за спинами у всех и украдкой смущённо бросала время от времени взгляды на меня из-за спин своих коллег. Когда все стали расходиться, она нерешительно подошла к моему столу, положила передо мной сложенную вдвое записку и быстро выскочила из кабинета.

Прежде чем ознакомиться с содержанием этого листка бумаги, я осмотрел его со всех сторон. Судя по измятости и замусоленности бумаги на краях листка и сгибе, автор записки долго не решалась на что-то, вертя в руках эту записку.

Развернув листок, пахнущий её духами, я прочитал:

«Вы сказали «А», а «Б» – слабо? Рабочий день скоро закончится, а работа над контрактом с «Райво и К°» не закончена».

И я вспомнил нашу утреннюю перепалку. Я встал из-за стола и нервно заходил из угла в угол, обдумывая ситуацию. Потом подошёл к телефону и, подняв трубку, нажал кнопку набора номера посыльного.

Когда посыльный предстал передо мной, я вручил ему конверт со словами:

- В нём все необходимые указания и деньги, - указал я на конверт. – Сдачу оставьте себе. Вы должны обернуться до шестнадцати пятидесяти.

Не произнеся ни слова, посыльный опрометью вылетел из кабинета, а я продолжил мерить кабинет шагами, нервно потирая руки и то и дело в задумчивости замирая на месте, будто натыкаясь на неведомую преграду.

Когда посыльный вновь показался на пороге кабинета, я был морально готов к предстоящему и полон решимости. В руке посыльного был увесистый полиэтиленовый пакет чёрного цвета. Он молча передал пакет мне. Раздвинув ручки, я заглянул вовнутрь. Бегло глянув на содержимое пакета, я удовлетворённо кивнул, и, поблагодарив, отпустил посыльного.

Мысленно сосчитав до десяти и прихватив со стола нож для разрезания бумаги с выдвижным лезвием, я тоже вышел из кабинета.

«Чёрт возьми! – мысленно выругался я про себя. – До окончания рабочего дня ещё двадцать минут, а в конторе – ни души. Бардак-с, господа! Пора завинчивать гайки. Не хотелось бы, чтобы и Эвелина тоже уже смылась со всеми. Да нет, в свете последних событий и мелких наблюдений и фактов, не должна. Кто-то из нас двоих блефует. Скорее всего, оба». С этими мыслями я открыл дверь в кабинет бухгалтерии.

Красотка сидела спиной ко мне и прилежно работала за компьютером, только при моём появлении пальцы её стали бегать по клавиатуре гораздо медленнее, то и дело давя на клавишу Back Space, отменяя ошибочные вводы. Как и многие девушки, осознающие факт своей привлекательности, данный Природой, Эвелина держала на рабочем столе зеркальце, в которое она время от времени оглядывала себя, удовлетворяясь увиденным. «Что ж, любить себя незазорно, но даже необходимо», - отметил я про себя. Сейчас зеркало выполнило своё более чем утилитарное предназначение: в него сидящая спиной к двери девушка могла рассмотреть входящего. Она так и не обернулась.

Я подошёл к ней, и, взявшись за спинку рабочего кресла, буквально выкатил Эвелину из-за стола, благо, кресло на колёсиках, позволяло это сделать без особого труда.

- Ну что ж, Эви. Я пришёл сказать «Б», - произнёс я, заглядывая в её красивые зелёные глаза, в которых в этот момент уже не было вызова, но было смятение. – Ты будешь сопротивляться, или молча, тем более в конторе – ни души, будешь сидеть в кресле?

- Н-не-ет, А-а-арсений, я б-буду молчать, - слегка заикаясь, прошептала моя бухгалтерша. – Вы меня хотите это… привязать?

- Да.

- Но как я закончу работу над контрактом, если Вы меня свяжете? – хватаясь за спасительную соломинку уже не заикаясь, спросила она, глядя, как я вытряхиваю из пакета на пол кабинета мотки бельевой верёвки.

- Именно для того, чтобы контракт был готов и именно сегодня, я и сделаю это. Сядь поудобней.

Сначала я привязал к подлокотникам её руки. Чтобы они могли «летать» по клавиатуре, я не стал привязывать к подлокотникам её запястья, а обмотал верёвкой подлокотники и руки Эви выше локтей очень свободными витками верёвки, ужесточив эти витки поперечными подпругами между локтями и подлокотниками. Получилось так, что руки девушки были относительно подвижны, но привязаны. За судьбу контракта я мог не беспокоиться.

- А ну-ка, попробуй дотянуться рукой до другого локтя, - приказал я Эвелине.

Девушка попробовала выполнить моё указание. Тщетно. Сама себя развязать она уже не сможет. «Да и возможно ли это с такими-то ногтями? Ведь сломает», - подумал я.

Теперь настала очередь её ног. Я присел перед привязанной девушкой на корточки, а потом встал на колени.

- Вы и их свяжете? – в голосе Эви послышалось кокетство. С этими словами она несколько раз согнула и разогнула в коленях прижатые друг к другу обтянутые «дольчиками» точёные ножки в изящных туфельках.

- А разве они не созданы для этого? – я поймал за лодыжки её ноги и подтянул Эвелину к себе. Кресло с привязанной красоткой подкатилось ко мне, и носки прижатых друг к дружке тугих ножек упёрлись в мою затвердевшую и вспухшую бугром под брюками плоть. Сердце моё кувалдой ломилось наружу. Похоже, и Эви испытала нечто подобное, когда через тонкие подошвы модельной обуви почувствовала эту упругую опору.

Я скрестил ноги пленницы на лодыжках и туго связал их в месте пересечения, проведя несколько раз верёвку под каблуками туфелек. Эти «стремена» не дадут туфелькам слететь с ног их хозяйки при всём желании последней. Затем я связал ноги Эви над и под коленями, стянув витки верёвки подпругами, пропущенными между ног. Немного поразмыслив, я стянул ноги Эвелины таким же образом посередине бёдер и голеней.

Больше сдерживать себя я не мог. Я гладил шероховатую поверхность обтянутых «дольчиками» ног девушки, время от времени сжимая их тугую плоть своими руками, проводя ладонями от стянутых верёвками лодыжек до тугих ягодиц, забираясь при этом под свитер к девушки до самых тугих и горячих ягодиц.

Немного уняв сердцебиение, я продолжил фиксировать Эвелину в офисном кресле, притянув её за талию верёвкой к спинке кресла, а бёдра прижав к мягкому сиденью. Затем притянул верёвкой связанные лодыжки моей пленницы к стойке кресла.

Распрямившись, я встал на ноги и отошёл, чтобы полюбоваться своей работой. Пленница (или теперь уже рабыня?) была прекрасна в стягивавших её путах.

Я снова подошёл к связанной в кресле бухгалтерше и развернул её к столу, подкатив кресло как можно плотнее к столу, но ровно настолько, насколько это позволяло рукам и пальцам Эвелины бегать по клавиатуре компьютера. Чтобы Эви не могла откатиться от стола, я закрепил кресло, привязав его за стойку к противоположным ножкам стола.

- Эви, захочешь в туалет, крикни. Мы одни в конторе. Я оставлю двери в кабинеты открытыми. И ещё. Проверяй свою работу. Компьютер исправляет грамматические и пунктуационные ошибки, но не стилистические. За каждую ошибку с тебя будет взыскано.

- Как, шеф? – кокетливо спросила красотка.

- Пока не придумал. Одно обещаю точно: мало не покажется.

Сказав это, я вышел из кабинета, в котором оставил связанную девушку, и, спустившись на первый этаж, запер изнутри входную дверь. Прогулка до входных дверей и обратно позволила мне немного успокоиться и унять звенящую от возбуждения плоть.

Я вернулся в свой кабинет, сделал несколько телефонных звонков, и хотел, было, поработать с черновиками и документами, но работа не шла. Мешали мысли об оставленной в соседнем кабинет бухгалтерше-рабыне и воспоминания об ощущениях, которые не оставляли меня во время всего этого завораживающего процесса опутывания и стягивая верёвками красивого женского тела. Ладони и пальцы хранили воспоминания о шероховатой поверхности обтянутой «дольчиками» плоти и горели от натягивания пут.

Мои воспоминания прервал голос Эвелины из соседнего кабинета. Она просилась в туалет.

Я возвратился к связанной девушке, выкатил её из-за стола и освободил от пут. Эвелина сидела в кресле склонившись и потирала бёдра, колени и лодыжки, массируя их. Иногда она распрямлялась и потирала плечи выше локтей в тех местах, которые были обвиты верёвкой.

Дав ей возможность восстановить нормальный ток крови в ногах и руках, я подошёл к ней вновь.

- Эви, дай мне твои руки, - приказал я ей.

Она нерешительно протянула ко мне свои руки с узкими изящными кистями. Взяв её ладони в свои, я развёл кисти рук Эвелины на расстояние сантиметров двадцати друг от друга.

- Держи руки так, - последовал мой следующий приказ.

Девушка послушно оставила свои руки в указанном мною положении, кокетливо поглядывая на меня и переминаясь с ноги на ногу. Я взял кусок верёвки, положил его серединой длины на запястья вытянутых рук бухгалтерши, а затем встречными движениями сделал четыре витка вокруг этих рук. Оставшиеся концы верёвки я обвил вокруг этих витков и связал их вместе узлом как раз на середине расстояния между руками Эвелины. Получились своеобразные верёвочные наручники, ограничивающие мою пленницу-рабыню в движениях, но дающие возможность делать что-либо руками. В данном случае это необходимо было для того, чтобы девушка могла сама обслужить себя в туалете.

Таким же образом я связал ноги Эви на лодыжках с той лишь разницей, что между лодыжками я оставил расстояние около сорока сантиметров. Эти верёвочные кандалы позволяли Эвелине дойти до туалетной комнаты мелкими шажками, куда я и повёл её, взявшись за оставшиеся свободными концы верёвок от верёвочных наручников.

Так я довёл её до самой дверцы кабинки и вышел, дожидаясь, когда она вернётся, после чего отвёл девушку к её рабочему месту и снова связал в кресле, так же, как и в первый раз.

- Шеф, я закончила! Проверьте, - позвала меня из соседнего кабинета моя невольница.

Я взглянул на часы. Шёл четвёртый час ночи. Поднявшись из кресла, я прошёл в кабинет, где работала моя рабыня на эту ночь, и, встав у неё за спиной, глядя на монитор компьютера, проверил проект договора, указывая по ходу на обнаруженные ошибки. Эвелина тут же их прилежно исправляла.

Пока принтер распечатывал страницы экземпляров договора, я освободил Эви от пут.

- Приведи себя в порядок и зайди ко мне в кабинет, - приказал я ей, собирая с пола мотки верёвок. – И не забудь прихватить все экземпляры договора.

Пока девушка возилась, приводя себя в порядок, я в своём кабинете осуществлял незатейливые приготовления к предстоящей экзекуции. Прежде всего я запер на замок ящик стола как раз напротив моего живота. Затем, достав со дна пакета, принесённого днём посыльным, наручники, пропустил один из браслетов через скобу ручки ящика стола, запертого перед этим, раскрыл ключом браслеты и оставил их висеть на цепочке.

Наконец Эвелина появилась в моём кабинете, молча подошла, мягко ступая «шпильками» по ковровому покрытию, к моему столу и положила передо мной экземпляры контракта. Я тут же взял её за кисти рук и потянул Эви к себе. Она слегка перегнулась через стол, но висящих наручников не увидела. Девушка не пыталась сопротивляться.

- Как видите, Эвелина Карловна, Ваш начальник – человек слова и дела. Сказав «А», я сказал и «Б». Но в русском алфавите ещё тридцать одна буква. И следующей будет «В».

С этими словами я дёрнул Эви за руки к себе и защёлкнул наручники поочерёдно на каждом из её запястий.

- Что Вы ещё хотите со мной сделать, шеф, - не теряя присутствия духа вкрадчивым голосом пропела моя пленница.

- Эви, я насчитал восемь стилистических ошибок, и за твоё косноязычие я обещал тебя наказать.

Сказав это, я вышел из-за стола и, обойдя вокруг него, зашёл за спину к моей бухгалтерше. Присев на корточки, я взялся за её лодыжки.

- Расставь слегка ноги! Вот так, - приказал я Эвелине.

Расставленные на расстояние полуметра ноги девушки я привязал за лодыжки к противоположным ножкам стола. Эви опять оказалась зафиксированной. Я опять не смог удержаться, чтобы не погладить её прекрасные, тугие от напряжения ноги, обтянутые «дольчиками».

Медленными движениями я закатал низ её свитера вверх, до половины спины, спустил до коленей её колготки и трусики. Затем я расстегнул на своих брюках и вынул его из шлевок.

Сложив ремень вдвое, я погладил ладонью левой руки нежные и тёплые ягодицы, бёдра и оголённую часть спины девушки. Они тут же покрылись гусиной кожей. С размаху я нанёс первый удар. Эвелина охнула от неожиданности и жгучей боли. Поперёк её тугих и аппетитных ягодиц пролегла ярко-розовая полоса, оставленная ремнём.

После восьмого удара девушка выла, билась в оковах и путах и приседала от боли. Верёвки, удерживающие великолепные ноги, звенели от натяжения, как струны гитары.

Я похлопал горячую поверхность ягодиц моей пленницы и сказал:

- Нет, милая моя, это – только за ошибки при составлении документа. А вот тебе за твою строптивость, за твою необязательность, за твои опоздания! – с этими словами я нанёс ещё с десяток ударов по расчерченной ярко-розовыми полосами поверхности ягодиц и бёдер этой красотки.

Вой перешёл на визг. Отбросив в сторону ремень, я лихорадочными движениями расстегнул брюки, и, пристроившись к своей прекрасной пленнице сзади, ввёл свой изнывающий от возбуждения член в тёплое и мокрое от желания влагалище Эвелины. Несколько мощных ударов – и вот уже Эви бьётся в удерживающих её путах и оковах, но не от боли, а от мощнейшего оргазма. Тугой струёй я извергаюсь в неё и мой победный крик слился со стоном-выдохом моей пленницы.

Мы лежим с Эвелиной на столе. Мой член подрагивает в её сырой и горячей, истекающей соками плоти. Эви лежит, положив голову на руки, прикованные к ручке ящика стола.

- Арсений, - с полузакрытыми глазами обращается она ко мне. – Вы часто будете меня наказывать?

- Всегда. Я всегда найду, за что.

- И это будут верёвки?

- И цепи.

- И колодки?

- И мрачное подземелье, и клетка, и ошейник.

- И Вы будете меня бить, шеф?

- Да, ремнём, плетью, кнутом, хлыстом…

- И любить?

- Да.

- Всегда?

- Не обещаю.

- Мой Господин, я часто буду плохой девочкой.

Я ничего ей не ответил, только стал целовать мою пленницу в ушко, в щёку. И почувствовал, как снова тяжело наливается моя плоть, а дыхание Эви становится частым и прерывистым.

(Продолжение следует).


Дата: 2016-01-10 00:23:45  Размер: 29.0 Кб  Скачать



Поделиться книгой или рассказом:



Вернуться Список категорий
Рубрики: БДСМ бондаж BDSM рассказы Арсений Кандалин
bottom_line
© 2008-2016 BDSM Россия, информационный фетиш и БДСМ портал.
Все права защищены. При использовании материалов сайта активная ссылка на сайт обязательна!
© Материалы сайта опубликованы исключительно для ознакомления без целей коммерческого использования.
Все материалы принадлежат их авторам и владельцам, и администрация не несет ответственность за их использование.
Все материалы, которые могут быть восприняты неоднозначно, являются постановочными и все модели являются совершеннолетними на момент съемок.
Работает на: Amiro CMS
Русская эротика